РАКЕТЧИК ИЗ ТВЕРСКОГО КРАЯ

ОЧЕРК О ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКЕ
ГРИГОРЬЕВЕ МИХАИЛЕ ГРИГОРЬЕВИЧЕ

 Из сборника очерков
«Военачальники Ракетных войск»

ВИИЦ
   

 

Трудно сравнивать меру вклада каждого из видных военачальников Ракетных войск в дело их становления и развития. Еще труднее говорить о преимуществе кого-либо из них в таланте, профессиональных знаниях и организаторских способностях. Все вошедшие в сборник очерков «Военачальники Ракетных войск» заслуживают того, чтобы о них говорили только в превосходной степени. Вместе с тем (и это признают буквально все ветераны Ракетных войск) в славной плеяде руководителей сначала старшего, а затем и высшего уровня командиров-ракетчиков Михаил Григорьевич Григорьев был, безусловно, одним из лучших.

 

Жизнь и служебная деятельность генерал-полковника М.Г Григорьева, воина-патриота человека богато одаренного, внёсшего огромный вклад в дело укрепления обороноспособности нашей Родины, были подвигом. Они являются образцом для подражания молодежи, особенно той ее части, которая связала или собирается связать свою судьбу с защитой Отечества. Именно этой благородной цели посвящается очерк о генерале М.Г. Григорьеве.

Михаил Григорьевич Григорьев родился 23 октября 1917 года в деревне Молодка Бежецкого района Тверской губернии. Его юношеские годы отличаются большим стремлением к знаниям.

Сын тверского крестьянина Миша Григорьев принимает решение посвятить свою жизнь делу защиты Родины, в 1936 году он становится слушателем Артиллерийской академии им. Дзержинского. В 1941 году в числе лучших он заканчивает обучение. Участвует на приеме в Кремле в    честь выпускников военной академии 5-го мая 1941 года, где уже как командир Красной Армии осознанно понимает приближение войны. Григорьев воспользовался правом выбора военного округа и получил назначение командиром батареи 5-го гаубичного артполка РБМ в Белоруссию, где и встретил начало Великой Отечественной войны.

К концу 1941 года этот полк осадной артиллерии выводится в Приволжский военный округ, а в июле 1942 года старший лейтенант Григорьев становится командиром 85-го отдельного гвардейского минометного дивизиона Калининского фронта. С этого момента и до последнего дня его жизнь была связана с реактивной артиллерией, становлением и развитием Ракетных войск. В декабре этого же года способный командир выдвигается на должность заместителя командира 10-й гвардейской минометной бригады. В феврале 1943 года двадцатипятилетнему  майору  М.Г. Григорьеву было поручена формирование 7-й гвардейской тяжелой минометной бригады. Под его командованием бригада участвовала в боевых действиях Волховского, Карельского, Ленинградского и 2-го Белорусского фронтов. Гвардейцы-минометчики подполковника М.Г. Григорьева прошли Свирь, Карелию и Заполярье, громили врага в Восточной Пруссии, Польше и Германии. 5 раз были отмечены в приказах Верховного Главнокомандующего. За боевые заслуги бригада получила почетное наименование «Свирская» и была награждена орденами Красного Знамени, Суворова, Кутузова и Александра Невского. Молодой командир всегда был впереди и заботился при этом о вверенных ему людях. Бригада имела минимальные потери в личном составе среди других соединений реактивной артиллерии. В боях за честь, свободу и независимость нашей Родины Михаил Григорьевич проявил себя умелым командиром, человеком большого мужества и личной воинской отваги. Об этом говорят и его боевые награды, любовь и уважение однополчан, полученные им в боях ранения.

В первые послевоенные годы М.Г. Григорьев работает в штабе артиллерии Вооруженных Сил по обобщению опыта войны и разработке проблем боевого применения реактивной артиллерии. Однако деятельная натура его стремится непосредственно в войска. В 1951 году он формирует вторую по счету ракетную бригаду (23-я бригада особого назначения, г. Камышин). Бригада формировалась практически на голом месте, остро не хватало жилья и элементов учебно-материальной базы. Офицеров, знавших новую ракетную технику, было единицы. Однако, благодаря высоким организаторским способностям командира бригады, его заместителей  Я.И. Мухачева,  Ф.К. Химича,  Н.А. Карасева, командиров дивизионов Г.К. Михеева, А.И. Асеева, Н.Д. Силина, энтузиазму и большой самоотдаче командиров батарей и всего офицерского состава, были в короткие сроки построены хранилища для ракетной техники, создана необходимая учебная база, разработана методика обучения личного состава по овладению новыми ракетными специальностями. Боевые расчеты непосредственно на полигоне Капустин Яр сдали зачеты комиссии и успешно осуществили пуски ракет, заслужив благодарность маршала артиллерии М.И. Неделина. После осуществления этих пусков главный конструктор С.П. Королев в разговоре с М.И. Неделиным дал такую характеристику командиру бригады: «Полковник Григорьев хорошо понимает ракетный комплекс, сумел найти эффективные способы обучения личного состава, позволившие боевым расчетам быстро практически овладеть работой, грамотно провести подготовку и пуск ракеты. Он не только сам овладел ракетной техникой, но в короткие сроки обучил боевые расчеты. Его деятельность мне понравилась, и именно такими должны быть командиры формируемых ракетных соединений».

М.Г. Григорьев отдавал работе все свои знания и силы. Он себя и других мерил одной высокой меркой - быть настоящим ракетчиком, классным специалистом. С гордостью нес воин-ракетчик свою нелегкую службу в бригаде Григорьева. Высокий моральный дух был важным условием всех достижений в ратном деле. Весь личный состав бригады понимал свою ответственность перед Родиной и делал все возможное в быстрейшем овладении способами подготовки ракет к пускам. И в этом была несомненная заслуга командира бригады. На всех этапах своей деятельности он показывал себя человеком творческого поиска, глубокого анализа и принятия обдуманного решения. Михаил Григорьевич был остроумным, по зову сердца взявшим на себя миссию защиты Родины и выполнявшим ее с честью. В бригаде он был настоящим лидером, не только призывал, требовал, а первым самолично постигал, а затем профессионально учил подчиненных. Все лучшее бралось на вооружение. Важнейший его принцип обучения-«овладел работой одного номера расчета, - переходи к овладению обязанностями смежных номеров». Сам командир бригады показывал в этом пример, овладев в совершенстве обязанностями нескольких номеров. Генерал-полковник Г.Н. Малиновский вспоминает: «Лично я познакомился с Михаилом Григорьевичем в 1951 году на полигоне Капустин Яр. Выпускной курс Артакадемии, которую я заканчивал, проходил там полигонную практику. Жил полковник Григорьев в землянке, в том же лагере, где размещалась вся его бригада. Как старшина, я представил курс командиру бригады Григорьеву, на которого была возложена ответственность за нашу практику. Молодой полковник произвел на нас,  капитанов, хорошее впечатление своим вниманием и знанием тонкостей (в том числе и технических) в подчиненном ему сложном хозяйстве. Несмотря на трудное положение формируемой бригады, малую обустроенность самого полигона, наша практика прошла вполне успешно. В этом заслуга и командира бригады».

Ракетная бригада, которую возглавлял в течение почти четырех лет полковник Григорьев, всегда была в числе передовых. Труд командира бригады был по достоинству оценен. Как одного из лучших, перспективных руководителей полковника Григорьева рекомендуют для обучения в военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил. М.И. Неделин и М.А. Никольский понимали, что именно такие руководители, как М.Г. Григорьев, будут способны возглавить новые ракетные формирования самого высокого ранга. В 1954 году он поступил, а в 1956 успешно окончил академию. После окончания учебы Михаил Григорьевич работает первым заместителем начальника Ростовского высшего артиллерийского училища, осуществляющего подготовку высококвалифицированных специалистов-ракетчиков. Но это был только короткий эпизод в деятельности М.Г. Григорьева.

В июне 1957 года Михаила Григорьевича срочно вызвали в Москву, сначала в ЦК КПСС, а затем к маршалу артиллерии М.И. Неделину. Суть предложения состояла в следующем: Григорьев должен был возглавить формирование, строительство и ввод в строй нового, первого в стране стратегического ракетного соединения межконтинентальных ракет- объекта «Ангара» в районе города Плесецк Архангельской области. Боевые ракетные комплексы, вооруженные МКР «Р-7» с мощными ядерными за- рядами, должны быть построены в течение двух лет и поставлены на боевое дежурство. Это была задача большой государственной важности, и для ее решения выбор пал именно на М.Г. Григорьева.

 Задача была не только ответственной, но и весьма трудной для решения. Михаил Григорьевич с присущим ему умением сразу же охватывать обстановку и прямотой так отреагировал на предложение:«Я безусловно выполню поставленную задачу, но объект «Ангара», который мне придется строить и потом им командовать, создается в северных условиях, где нет дорог и энергии, а материалы для строительства объекта необходимо доставлять в сжатые сроки. Вот почему необходимо срочно строить железную и хорошую автомобильную дороги, без которых невозможно будет выполнить поставленную задачу в срок. Прошу Вас обеспечить конкретную помощь именно в решении этого первостепенного вопроса». Практика показала, что опытный руководитель был прав. Маршал Неделин поддержал Григорьева. В Штабе реактивных частей он получил все необходимые инструкции по строительству объекта, формированию соединения и обеспечению его жизнедеятельности. На прощание Митрофан  Иванович, еще раз подчеркнув большую политическую и военную значимость объекта, потребовал безусловного выполнения задачи в установленные сроки и просил постоянно держать его в курсе всех дел и событий.

Строительство и ввод в строй объекта «Ангара» стали героической страницей в биографии М.Г. Григорьева. На этой должности еще более ярко раскрылся его организаторский талант. Ближайшими соратниками командира в решении труднейшей задачи были начальник штаба Н.В. Тарасов, начальник политотдела Ф.С. Хакимов, заместитель по инженерно-ракетной службе Б.Г. Ханин. Все они понимали, на что шли, но безоговорочно решили делить все невзгоды со своим руководителем.

Ко всем трудностям становления нового крупномасштабного дела добавлялось негативное настроение значительной части офицерского состава, столкнувшегося с необычайно сложными бытовыми условиями. Командир соединения мобилизовал все свои командирские, ораторские, педагогико-психологические способности, разработал аргументированные и убедительные выступления и начал проводить встречи с различными категориями офицеров. Бывший начальник штаба одной из частей полковник В.М. Малеванный вспоминает: «... зимой при 25-градусном морозе в летней лагерной палатке были собраны офицеры части. Клапаны шапок опущены, воротники подняты, на руках рукавицы. В палатку входят М.Г. Григорьев и командир части полковник Н.И. Тарасов. Оба без шинелей и головных уборов, в парадной форме со всеми боевыми наградами, подтянутые, хорошо выбритые, сильные духом. Михаил Григорьевич произносит короткую пламенную речь. Она настолько эмоциональна, патриотична и аргументирована, что уже через пять минут офицеры  принимают достойный внешний вид, а в конце собрания –решение: заклеймить позором трусов и немедленно включиться в выполнение поставленных перед частью сложных задач».

 М.Г. Григорьев создает штаб руководства строительством. Оперативно осуществляется контроль  и подводятся итоги выполнения планов. Всякое отставание рассматривается как чрезвычайное происшествие. Командир соединения принимает решения сам, звонит во все задействованные инстанции, просит, требует, убеждает. Нередко он обращается непосредственно в Правительство. Масштабность государственных задач нарастает. На базе соединения развертывается мощный испытательный полигон - 53 НИИП Министерства обороны. В условиях Крайнего Севера под руководством генерала Григорьева строятся новые объекты, тесно связанные с деятельностью полигона: на берегу Баренцева моря, на острове Новая Земля, в районах Воркуты, Сыктывкара, Норильска, Якутска. В районе самого Плесецка создается город ракетчиков-Мирный. Продолжается строительство сотен объектов: стартовых и технических позиций, наземных и подземных сооружений, шоссейных и железных дорог, аэродромов и вертодромов. Идет плановая, уже хорошо отлаженная подготовка частей, штабов и служб.

Безусловно, генералу М.Г. Григорьеву пришлось выдержать наибольшие физические, моральные и психологические испытания. Он был дирижером громадного оркестра, управлял тысячами разнохарактерных специалистов, командиров, инженеров и техников, умело перераспределял материально-технические и людские ресурсы. Вся деятельность М.Г.Григорьева характеризовалась высоким организаторский талантом, умением убеждать и требовать, заботливым отношением к людям, пониманием их запросов и нужд, оказанием своевременной помощи, созданием в многочисленных коллективах особого климата, отличавшегося приподнятым настроением, трудовым настроем, нетерпимостью к недостаткам. Командир соединения сочетал в своей работе с людьми моральные и материальные стимулы,  многие, заслуживающие того офицеры,  выдвигались на руководящие должности. Офицер, прошедший школу Григорьева, считался надежным в службе, преданным делу человеком.

Огромный созидательный труд давал положительные результаты. Все убедились в том, что взятый М.Г. Григорьевым старт дал закономерные итоги. Воины, прибывшие из других видов Вооруженных Сил и еще совсем недавно стремившиеся в буквальном смысле слова «убежать» от ракет, стали настоящими ракетчиками, полюбили грозное оружие. Межконтинентальный ракетный комплекс, воплотивший в себе выдающиеся достижения науки, техники и производства, привлекал к себе своей необычностью. С ним связывали свои судьбы люди профессионально подготовленные, широкого кругозора, сильные духом и щедростью души, большой выдержки и закалки. Ярким образцом всех этих качеств был для подчиненных Михаил Григорьевич, уважение к нему было безграничным. Он не дрогнул перед труднейшими испытаниями и с честью выполнил благородную миссию по обеспечению безопасности Отечества на рубеже пятидесятых и шестидесятых годов.

Формирование соединения было закончено к концу 1958 года, а уже летом 1959 года с высоким результатом был осуществлен первый в истории нашей страны самостоятельный учебно-боевой пуск межконтинентальной ракеты Р-7 частью полковника Г.К. Михеева. По случаю этого замечательного события в районе стартовой позиции был проведен митинг. Руководитель государственной комиссии К.Н. Руднев, главный конструктор С.П. Королев, маршал артиллерии М.И. Неделин тепло поздравили М.Г. Григорьева и весь личный состав, участвовавший в пуске. Это было началом закладки фундамента стратегической мощи ракетно-ядерного оружия. В декабре 1959 года первая боевая стартовая позиция полковника Г. К. Михеева заступила на боевое дежурство; готовились к этому важному событию боевые стартовые позиции, возглавляемые полковниками Н.И. Тарасовым и Г.М. Мерзляковым. Все это было результатом героических дел командира соединения генерала М.Г. Григорьева и его боевых соратников: Ф.С. Хакимова,  Н.В. Тарасова, Г.К. Михеева, Г.М. Мерзлякова, а также Г. Егорова, Н. Некрутова, А. Асеева, Г. Филатова, М. Теодоровича, К. Насыбулова. А. Лаврентьева, Н. Шемазова, В. Гаврилова и многих других.

Страна обретала способность уверенно противостоять ядерной угрозе. Но это было только начало. Полученный первый опыт боевого дежурства на боевом ракетном комплексе Р-7 позволил генералу Григорьеву выйти уже в начале 1960 года с предложением об осуществлении свыше трехсот доработок, обеспечивающих резкое сокращение времени подготовки ракеты к пуску. Д.Ф. Устинов дал указание предприятиям промышленности и конструкторским бюро проработать вопрос. В результате большинство предложений было принято, что обеспечило повышение боевой готовности Ракетных войск в целом. В мае 1961 года часть, возглавляемая полковником Г.К. Михеевым, с оценкой «отлично» произвела пуск ракеты Р-7 по новому графику. Одновременно был отработан технологический график последующего пуска. Проведенная исследовательская работа в соединении генерала Григорьева по совершенствованию организации боевого дежурства и сокращению времени подготовки ракет к пускам имела значение государственной важности.

Развитие нового полигона продолжалось. Начиная с 1961 года, наряду с несением боевого дежурства, начинается строительство боевых ракетных комплексов ракет Р-9А и Р-10. Особое место в деятельности М.Г. Григорьева занимает совместная творческая работа на полигоне с С.П. Королевым и другими выдающимися конструкторами отечественных ракет. При этом ярко проявились профессиональные способности Михаила Григорьевича, уважение к нему было безграничным. Он не дрогнул перед труднейшими испытаниями и с честью выполнил благородную миссию по обеспечению безопасности Отечества на рубеже пятидесятых и шестидесятых годов.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что период службы Михаила Григорьевича во главе Северного полигона, потребовавший от него максимальной отдачи сил и одновременно яркого проявления таланта, является, пожалуй, наиболее славной страницей его послевоенной жизни. Он оставил там частицу своего сердца.

В мае 1962 года генерал-майор М.Г. Григорьев назначается первым заместителем командующего ракетной армией, управление которой размещалось в городе Винница. В это время командующий и основное руководство армии с частью сил и средств выполняли важное правительственное задание непосредственно на о. Куба, остальные соединения армии жили в режиме «Карибского  кризиса», находясь в состоянии повышенной боевой готовности. Опытный военачальник сразу овладел сложной обстановкой и сделал все возможное в обеспечении непрерывного поддержания войск армии в установленной степени боевой готовности, проявив при этом выдержку и самообладание.

В 1963 году М.Г. Григорьев назначается председателем государственной комиссии по испытаниям мощного межконтинентального ракетного комплекса Р-36, главным конструктором которого был академик М.К. Янгель. Могучий ракетный гигант был очень нужен для обороны страны, но одновременно председатель комиссии глубоко понимал повышенные требования войск к эксплуатации ракетных комплексов. Безопасность и надежность нельзя было понижать ни при каких условиях. М.Г. Григорьев был настойчив и последователен в своих требованиях, в чем находил постоянную поддержку у главнокомандующего Н.И. Крылова. В итоге было найдено взаимопонимание сторон. Представители конструкторских бюро и промышленности уяснили, что поколебать разумную и опытную деятельность председателя комиссии по приему комплекса, заставить его понизить требовательность-дело безнадежное. В итоге был принят в 1967 году на вооружение перспективный, оснащенный разделяющейся головной частью комплекс, ставший грозным предостерегающим оружием. За время трехлетней работы председателем комиссии Михаил Григорьевич, по его личному признанию обогатился ценнейшим опытом в общении с конструкторами и представителями министерств оборонной промышленности. За успешно проведенную работу большой государственной важности генерал М.Г. Григорьев был удостоен высокого звания лауреата Ленинской премии. Под его руководством в составе комиссии с полной отдачей работала большая группа генералов и офицеров главных управлений и войск, среди которых следует отметить А. Курушина, Ф. Горина, И. Малахова, Г. Воробьева, А. Матренина, Б. Алескина, В. Русанова, О. Грушина, А. Стрелкоса, Ю. Касаткина, А. Кабанова, Н. Кравца, Н. Романовского, Ю. Мотовилова, Г. Антонова.

В июне 1966 года генерал-лейтенанта Григорьева, проявившего исключительную способность успешно руководить большим воинским коллективом, ракетную эрудицию и оперативно-стратегический кругозор, назначают командующим крупнейшей ракетной армии, имеющей десятки ракетных комплексов различного назначения, размещенных в основном на Украине. Управление армией, как уже упоминалось, находилось в городе Винница. И эта ответственная должность была по плечу военачальнику; он умело преодолевал возникавшие трудности, создавал в работе отношения раскованности и творчества, глубоко и досконально изучал любой вопрос, стремился решать его с оптимальной пользой. Известны примеры, когда командующий не боялся отступить от некоторых положений инструкций, если считал, что это наносит вред делу. Вот два характерных момента. Первый: инструкторская группа армии ставит неудовлетворительную оценку одному из боевых расчетов стабильно подготовленного полка за превышение установленного норматива выполнения операции, которая в целом не повлияла на общее время подготовки пуска. Командарм на месте создает две независимые группы экспертов, каждая из которых, изучив вопрос, доложила, что боевой расчет своевременно выполнил учебно-боевую задачу. Оценка была изменена. Второй: двигателисты боевого расчета не законтрили в соответствии с инструкцией на ракете Р-12 один из 4-х графитированных рулей. Это была типовая неудовлетворительная оценка. Но командарм был другого мнения, хотя все авторитеты согласились с положением инструкции. Михаил Григорьевич, переживая за судьбу расчета и всего полка, ночью дозвонился до главного конструктора ракеты М.К. Янгеля и объяснил ситуацию. Академик твердо заявил, что на точность ракеты это не повлияет, хотя лучше, конечно, выполнять инструкцию. Пусть читатели не подумают, что командующий любил нарушать принятые требования. Просто в любых условиях он глубоким анализом доходил до истины, искал справедливость, чтобы одновременно не были обижены рядовые труженики - ракетчики и не страдала  боевая  готовность.

Командующий армией, его заместители генералы В. Тарасюк, И. Богданов, Г. Осюков, В. Ханин, а также командиры дивизий генералы В. Воробьев, А. Краснощек, Н. Никифоров, Б. Бондаренко, Н. Лапшин, командиры частей благодаря постоянному применению передовых способов воспитания и обучения добились резкого повышения дисциплины, порядка и организованности, а в итоге и боеготовности войск армии. В 1967 году возглавляемая генералом М.Г. Григорьевым Ракетная армия по результатам проверки комиссии министра обороны получила хорошую оценку и была отмечена в приказе как лучшая в Вооруженных Силах СССР. В винницкой Ракетной армии Михаил Григорьевич стал военачальником оперативно-стратегического масштаба, способным руководить одной из крупнейших группировок Ракетных войск. Он вырос в высокоэрудированного военного и государственного деятеля, глубоко и всесторонне оценивающего военно-политическую обстановку, принимающего оптимальные крупномасштабные решения и твердо претворяющего их в жизнь. В апреле 1968 года генерал-полковник М.Г. Григорьев как один из самых авторитетных и опытных руководителей назначается первым заместителем главнокомандующего Ракетными войсками. В круг его обязанностей входили важнейшие вопросы деятельности войск, и прежде всего поддержания высокой боевой готовности и развития новых образцов ракетно-космической техники. Как показало время, М.Г. Григорьев успешно справился и с этими ответственнейшими задачами, но вхождение в должность первого заместителя главкома было для него достаточно сложным. Генерал-полковник Г.Н. Малиновский вспоминает: «... в личных беседах со мной он не скрывал больших особенностей этой должности, неудовлетворенность многими ограничениями, свойственными положению заместителя, и, соответственно, результатами своей деятельности. Однако в своей практической работе стремился быть предельно активным и взыскательным к нам -заместителям главнокомандующего, начальникам управлений и служб. Это был переходный период, нужно было время, чтобы его «переболеть». В этом Михаилу Григорьевичу во многом помогало внимание главнокомандующего Маршала Советского Союза Н.И. Крылова, который подчеркнуто считался с его мнением в решении многих проблем, стоящих перед РВСН.»

Михаил Григорьевич никогда не отмалчивался на заседаниях Военного совета. Его суждения по рассматриваемым вопросам всегда были результатом внимательного изучения состояния дел. Его принципиальность была примеров для участников мероприятий главнокомандующего. С присущим ему едким юмором он умел показать, к чему может привести беспринципность в военном деле. Генерал-полковник М.Г. Григорьев, работая первым заместителем главнокомандующего, постоянно находился в фокусе важнейших событий и дел, чувствовал пульс войск. В выполнении своих широких функциональных обязанностей стремился с полным охватом подходить к решению каждой задачи, не делил их на главные и второстепенные. Особое место занимала работа в войсках, каждый выезд тщательно готовился. Не менее результативной была его деятельность по совершенствованию управления войсками с запасных командных пунктов. Со всей ответственностью он руководил работой целого ряда комиссий, решавших сложные, разноплановые вопросы деятельности Ракетных войск.

По самому широкому кругу вопросов шли люди к М.Г. Григорьеву, шли, зная, что формального рассмотрения их забот не будет, он сделает все, что в его силах, окажет помощь советом и делом. Михаил Григорьевич всегда держал данное им слово, энергично поддерживал все прогрессивные начинания и передовые идеи.

Генерал Григорьев руководил испытаниями и приемом на вооружение новых образцов ракетной техники, в частности ракетного комплекса УР-100Н. Большое место в работе Михаила Григорьевича занимали вопросы освоения космоса в интересах Вооруженных Сил и народного хозяйства. В течение 9 лет он был председателем государственной комиссии по испытаниям ракетно-космического комплекса «Алмаз» с орбитальными пилотируемыми космическими станциями «Салют», руководил полетами космонавтов на кораблях «Салют-2, 3, 5, «Союз»-14,15, 21, 22, 23, 24, заслуженно считался одним из виднейших специалистов этой области.

М.Г Григорьев пользовался исключительным авторитетом среди выдающихся конструкторов ракетно-космической техники М.К. Янгеля, В.Н. Челомея, А.Д. Надирадзе, В.Ф. Уткина, В.П. Макеева, М.Ф. Решетнева, ценивших компетентность, порядочность, способность добиваться решения многих сложных вопросов, постоянно возникавших при создании перспективных систем.

Испытательную работу М.Г. Григорьев любил и глубоко ее понимал. Долгие годы его зрелая плодотворная работа как председателя госкомиссии в оборонной промышленности принималась за образец. В должности первого заместителя главнокомандующего РВСН особо четко проявлялись основные качества этого замечательного военачальника: высокий профессионализм, честность, справедливость, добропорядочность, отеческая забота о подчиненных, вера в них и дело, которому отдавался полностью, простота и доступность в обращении. Чтобы ярче показать это, вновь обратимся к воспоминаниям соратника М.Г. Григорьева генерал-полковника Г.Н. Малиновского: «В конце 60-х годов служба свела нас по совместной работе в аппарате главнокомандующего. До этого наше знакомство ограничивалось участием в общих мероприятиях по плану главкома. Однако я постоянно слышал отзывы о Михаиле Григорьевиче от моих товарищей, служивших в те годы под прямым командованием полковника, а затем и генерала Григорьева. Не припомню ни одного плохого слова о нем как о командире и человеке. Суров, предельно требователен, но справедлив. Ненавидел лентяев,  но хорошо видел работяг, и особенно офицеров с хорошей инженерной подготовкой. Личная примерность в труде и службе. Взыскательность к себе. Умение слушать и слышать подчиненных. Всемерная поддержка своих ближайших помощников. Постоянная, непоказная забота об условиях быта войск и семей офицеров. Умение постоять перед старшими начальниками за общие интересы. Это далеко не полный набор отзывов о М.Г. Григорьеве, причем отзывов совершенно разных лет, разных людей, высказанных о нем в независимой товарищеской среде.

 Из моего личного общения с Михаилом Григорьевичем я бы добавил его очень высокую личную организованность в ратном труде, умение работать с военными строителями и особенно с промышленностью. Говоря о личной организованности, следует отметить способность Григорьева при очень большой нагрузке не терять контроля за истинным состояния дел на большинстве участков работы. Эта «цепкость» М.Г. Григорьева очень активизировала труд его подчиненных, знавших, что рано или поздно к оценке их труда командир подойдет. Как правило, Григорьев не «перетягивал» за собой проверенные кадры и на новом месте службы внимательнейшим образом изучал полученное «наследство», воспитывал новых подчиненных своей высокой требовательностью, своим постоянно растущим авторитетом и доверием, которое надо было заслужить.

 

Оценка же неудовлетворительной деятельности кого-либо из подчиненных была суровой, как правило, с большой долей сарказма, но без унижения. Интересно, что Михаил Григорьевич находил возможность заметить положительные результаты в труде у ранее им наказанных подчиненных и умел гласно, особо подчеркнуть эти достижения. А это уже показатель большой человеческой души такого командира. К сказанному следует добавить, что Михаил Григорьевич всегда стремился расширять круг лично ему знакомых подчиненных, и не только в штабах и управлениях, но прежде всего на рабочих местах, боевых постах, в подразделениях и частях. При хорошей памяти на лица и фамилии это делало его очень осведомленным. Подготовленные ему штабом материалы для подведения итогов работы в частях и соединениях и разборы проведенных учений и тренировок в войсках генерал Григорьев использовал как канву, вкладывая в оценку действий войск значительную часть своих личных впечатлений, с конкретными фактами и фамилиями. Такие доклады мало кого оставляли равнодушными.

Не следует считать, что приведенные выше командирские качества и приемы работы были свойственны только ему как командиру. Они присущи большинству зрелых единоначальников, но в личности Михаила Григорьевича они проявлялись очень ярко, вполне гармонируя с его природной любознательностью, непосредственностью и выработанной службой силой воли и организованностью в труде.

 

Одной из сильных сторон характера Михаила Григорьевича было постоянное стремление учиться. Для него не имело значения, кто в данный момент его может учить. Его учителем мог быть и грамотный солдат и академик. Важно было то, что этот человек был квалифицированным в новом для него вопросе. В освоении нового ему помогали тонкая наблюдательность, большая взыскательность при подборе товарищей.

 

Не имея непосредственно инженерного, а тем более строительного образования, М.Г. Григорьев тем не менее считался знатоком в вопросах техники и вооружения, хорошо разбирался в вопросах технологии и экономики  капитального строительства. Не случайно «едких» вопросов Григорьева побаивались и мы - инженеры и военные строители.

Вне службы, на отдыхе Михаил Григорьевич не уединялся. Был очень подвижен, любил шутку, острое слово, песню. Умел поддержать компанию, но в этом вопросе был очень избирателен. Много и системно читал, был интересным и содержательным собеседником по широкому круг своих интересов в жизни».

 В 1979 году М.Г. Григорьев в соавторстве с группой товарищей опубликовали популярную книгу о ракетчиках (она и названа «Ракетчики». ДОСААФ. СССР, 1979 г.). Книга правдиво, широко и конкретно показывает историю развития ракетного оружия и войск в нашей стране. Многие страницы книги посвящены героике боев и памяти воинов-ракетчиков, павших в войне и после нее. Сделана и первая попытка рассказать в доступной форме о службе стратегических ракетчиков. Воспитательное значение этой работы особенно актуально в наши дни. Глубоко зная РВСН, он, как руководитель авторского коллектива, внес большой вклад в создание содержательного военно-исторического труда, посвященного самому могущественному виду Вооруженных Сил, службе в котором он посвятил свою жизнь.

Лауреат Ленинской премии генерал-полковник М.Г. Григорьев был награжден многими орденами и медалями, избирался делегатом четырех партийных съездов, депутатом Верховных Советов УССР, РСФСР, СССР.

В заключение хотелось бы привести выдержку из последней аттестации М.Г. Григорьева, подписанной главнокомандующим РВСН В.Ф. Толубко в связи с переводом его первого заместителя на должность военного советника группы Генеральных инспекторов МО. Пусть каждый знавший Михаила Григорьевича даст свою оценку ее содержания. «За время прохождения службы в ВС СССР аттестуется только положительно. Имеет большой опыт командно-штабной работы. Обладает высокими организаторскими способностями. Как ракетчик внес большой личный вклад в развитие РВСН. Хорошо знает технику, неоднократно назначался председателем госкомиссии по испытаниям образцов ракетного вооружения и космических систем. С возложенными обязанностями справлялся успешно. Умело организует взаимодействие с представителями оборонных отраслей промышленности, НИИ, КБ. Вносит большой вклад в повышение боевой готовности войск и эффективности вооружения. В 1967 году удостоен Ленинской премии. Товарищ М.Г. Григорьев уделяет большое внимание вопросам перспектив развития вооружения, научного сопровождения проводимых в войсках мероприятий. Много и с большой отдачей работает в войсках. Постоянно повышает свои военно-технические знания. ...Требователен, принципиален, внимателен к людям, пользуется авторитетом среди личного состава войск, офицеров и генералов центрального аппарата...».

Одаренному человеку, талантливейшему организатору не всегда сопутствовала удача. Однако Михаил Григорьевич не пасовал, находил вдохновение и поддержку в коллективах, которыми руководил, мужественно преодолевал препятствия и невзгоды, достойно и с честью крепил боеготовность Ракетных войск и оборонную мощь страны.

Сегодня Михаила Григорьевича уже нет с нами. Жестокая болезнь сразила мужественного воина в расцвете сил и таланта. Тысячи людей пришли в Краснознаменный зал ЦДСА проститься с генерал-полковником М.Г. Григорьевым, патриотом нашей Родины. Его похоронили на Новодевичьем кладбище. Проходят годы, но имя генерала Григорьева живет в сердцах воинов-ракетчиков, ветеранов и молодых. Его славные дела продолжают сыновья Владимир, Сергей, Олег. Полковник, генерал-майор и майор Григорьевы верой и правдой служат Родине. Общий стаж службы в Вооруженных Силах династии Григорьевых составляет более 130 лет. Искренний поклон и глубокое уважение за это боевой подруге Михаила Григорьевича, матери его сыновей Вере Геннадьевне.

 

Генерал М.Г. Григорьев прожил яркую и поучительную жизнь, которую вправе назвать подвигом. Он оставил глубокий след, призванный нравственно воспитывать молодежь, воинов.

 

 
 

 

НАГРАДЫ ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА
ГРИГОРЬЕВА МИХАИЛА ГРИГОРЬЕВИЧА

1.    Два ордена Ленина

2.    Четыре ордена Красного знамени

3.    Орден Отечественной войны I степени

4.    Два ордена Красной Звезды

5.    Орден «За службу Родине III степени»

6.    Медаль «За боевые заслуги»

7.    Медаль «За отличие в охране Государственной границы»

8.    Медаль «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина»

9.    Медаль «За оборону Ленинграда»

10.  Медаль «За оборону Советского Заполярья»

11.  Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

12.  Медаль «20 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

13.  Медаль «30 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

14.  Медаль «За взятие Кенигсберга»

15.  Медаль «XXX лет Советской Армии и Флота»

16.  Медаль «40 лет Вооруженных Сил СССР»

17.  Медаль «50 лет Вооруженных Сил СССР»

18.  Медаль «60 лет Вооруженных Сил СССР»

ИНОСТРАННЫЕ

19.    «Офицерский Крест ордена возрождения Польши»

20.    Орден Красного Знамени МНР

21.    30 лет БНА (Болгарской Народной армии)

22.    30 лет победы над фашисткой Германией (Болгария) 

23.    30 лет победы над милитаристской Японией (МНР)

24.    50 лет МНА (Монгольской народной армии)

25.    90 лет со дня рождения Георгия Димитрова (Болгария)

26.    К 30-й годовщине Словацкого Народного восстания

27.    За укрепление братства по оружию I степени (ЧССР)

28.    За Одер, Нейссе, Балтику (ПНР)


 

 

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е М   ЦЕНТРАЛЬНОГО   КОМИТЕТА   КПСС    И  СОВЕТА МИНИСТРОВ  СЮ3А  ССР  ОТ  13 НОЯБРЯ  1967  ГОДА  ПРИСУЖДЕНА ЛЕНИНСКАЯ ПРЕМИЯ

ГРИГОРЬЕВУ Михаилу Григорьевичу за работу в области специального машиностроения.

 

 

 

 

ВЫПИСКА

ИЗ СПИСКОВ СЛУШАТЕЛЕЙ КОМАНДНОГО ФАКУЛЬТЕТА

 НАЗЕМНОЙ АРТИЛЛЕРИИ,  ОКОНЧИВШИХ АРТИЛЛЕРИЙСКУЮ

ОРДЕНА ЛЕНИНА АКАДЕМИЮ ИМ. Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО

В 1941 ГОДУ 151 УЧЕБНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

 

п/п

Воинское звание

Фамилия, Имя, Отчество

Год рождения

Национальность

Примечание

….

9.

Лейтенант
Григорьев Михаил Григорьевич

1917

русский

 

10.

Лейтенант Друговейко Петр Емельянович

1917

русский

 

11.

Ст. лейтенант Джугашвили Яков Иосифович

1908

грузин

Погиб в Великую Отечественную войну

….

Из 221 выпускника Академии 1941 года в Великую Отечественную войну погибли 71.

 

Ф О Т О Г А Л Е Р Е Я

 

М.Г. Григорьев с сыновьями - офицерами-ракетчиками.

 

 

Стенд, посвященный генерал-полковнику Григорьеву М.Г. в Центральном
музее Вооруженных Сил РФ

 

 Академик Глушко и генерал-полковник Григорьев
после совещания в НПО «Энергия».

 

 

 

М.Г. Григорьев и В.М. Челомей. Байконур. 1974 г.

 

 

Основатель полигона Плесецк

 

 

На полигоне Плесецк